22 Sentyabr, 2017 - Cümə
Габала

Габала

Габала – это не только радиолокационная станция. В этом азербайджанском городе проходит Габалинский международный музыкальный фестиваль. Наш корреспондент послушал знаменитых музыкантов, увидел археологические раскопки, узнал о жизни аборигенов и увидел, как вручную собирается рояль.

Габала – это не только радиолокационная станция. В этом азербайджанском городе проходит Габалинский международный музыкальный фестиваль. Наш корреспондент послушал знаменитых музыкантов, увидел археологические раскопки, узнал о жизни аборигенов и увидел, как вручную собирается рояль.

“Новая Россия” Юрия Башмета – официальный оркестр фестиваля. Сам маэстро сюда приезжает второй раз. В этом году привез с собой солистку-скрипачку, которую называет “звездочка Аленочка Баева”.

“Очень правильное место для подобных событий, – говорит руководитель двух оркестров и нескольких фестивалей. – Кавказ через классическую музыку может помириться, перестать враждовать”.

“Никто никогда меня не убедит, что китаец любит хуже еврея. Или армянин больше, чем азербайджанец. Или грузин хуже украинца. Никто меня не убедит. В этом смысле все равны”, – считает Юрий Башмет.

На сцене выступает и основатель Габалинского фестиваля – дирижер, виолончелист Дмитрий Яблонский, живущий в Европе, родившийся в Москве. Мать Оксана Яблонская – знаменитая пианистка – эмигрировала, когда он был еще ребенком, и Азербайджан для него – часть той родины, которая когда-то называлась Союз Советских Социалистических Республик.

“Идея была построить фабрику пианино, и чтобы частью фабрики был фестиваль. Но он так разросся за два года, что мы приятно удивлены. Нас поддерживает первая семья страны. Это счастье и удача, что фестиваль стал частью азербайджанской культуры”, – считает Дмитрий Яблонский.

На сцену выходит трио из альта, виолончели и фортепьяно, на котором играет ректор Бакинской консерватории, поддержавший идею с фабрикой и фестивалем. Профессору Фархаду Бадалбейли хочется сделать этот фестиваль особенным, хочется смешать жанры, стили, вроде сочетания испанского фламенко с азербайджанским мугамом.

“Юг Испании, арабский Халифат. Их горловое пение совпадает с нашим мугамом, мы провели эксперимент с испанцами, получилось блестяще”, – говорит Народный артист СССР Фархад Бадалбейли.

Примерно тем же занимается “Терем – квартет” из Санкт-Петербурга, выдающий на народных инструментах классику, джаз, фолк-рок.

“Фортепианная фабрика, от которой все началось, потом появился фестиваль, живопись и фильмы. Это будет культурным центром. Мы сюда вернемся”, – обещает Андрей Константинов, участник ансамбля.

“Событие есть, народ найдется”, – добавляет его коллега Андрей Смирнов.

Мы приходим на фабрику, где два года назад стали собирать пианино. Там работает голландец Ханс Леферинк – внук того самого Йохана Белтмана, который основал производство музыкальных инструментов в родном Девентере, в честь которого они и называются. Не “Ямаха”, конечно, не “Стенвей”, но тоже ручная работа и гарантированное качество при гораздо меньше цене.

“Это – сосна из Австрии, она очень дорогая, но зато – изумительный звук, а это дерево – из Азербайджана. Почему мы решили открыться в Баку? Нам предложили несколько вариантов в нескольких странах. Этот, на территории бывшей табачной фабрики, показался самым интересным с учетом климата, возможностей. Да еще фестиваль!” – объясняет Леферинк.

За десять месяцев Ханс научил собирать пианино “Белтман” 115 местных жителей, у которых зарплата пока не очень высокая – производство еще себя не окупило, но ежемесячная, без задержек. Всего же здесь будет трудиться не менее 300 семей.

Недалеко от фабрики стоит храм Святого апостола Елисея, который был заложен в 1681 году. Сюда приходят удины. Их в мире насчитывается всего 10 тысяч человек, четыре тысячи из которых живут здесь. Согласно научной формулировке, это “аборигенный народ Азербайджана и один из древнейших коренных этносов Кавказа”. Удины – православные, знают три языка – свой, удинский, который является потомком языка населения Кавказской Албании, азербайджанский и русский.

Габала – древнейший город Азербайджана. По мнению ученых, городу не менее 2000 лет, 600 из которых Габала являлась столицей Кавказской Албании и крупным торговым центром.

Археологи копают здесь с 1926 года. С 1959 года проходят постоянные научные экспедиции. Какое-то время считалось, что древняя Габала была разрушена монголами. Именно здесь с 1386 по 1387 зимовал хромой Тимур – Тамерлан. Но он, утверждают ученые, ушел, не нанеся особого ущерба. Нападали на столицу Кавказской Албании и грузины, и капчаки.

“Мы можем предположить, что здесь начались какие-то боевые действия, вынудившие местных жителей – речь идет о XIV веке – уйти и оставить все, что они приготовили для продажи или обмена. Мы обнаружили очень много керамики – горшки, кувшины”, – рассказывает археолог Фариз Халилли.

“Вот черак – лампада. Ее использовали в хозяйстве. А это надпись, похоже, на фарси. Может быть, стихи персидского поэта-моралиста Саади, а может, известного Омара Хайяма”, – говорит археолог Эльмира Аббасова.

В Габале не только располагается российская радиолокационная станция. Там есть древняя крепость, фабрика пианино, удинский храм, музыкальный фестиваль.

Haqqında Əkinçi