25 Sentyabr, 2017 - Bazar ertəsi
Шакир Эминбейли

Шакир Эминбейли

Родина все же вспомнила о своем славном сыне, но лучше поздно, чем никогда

Говорят, страну красит ее народ, а сам народ – его выдающиеся представители. Природные богатства исчерпаемы, материальных благ можно лишиться в одночасье, но люди остаются, и им вершить судьбу своей Родины. Но нам – азербайджанцам повезло куда больше, чем другим народам. У нас земли богаты залежами, и есть лица, которыми мы по праву гордимся. Культурное наследие Азербайджана велико, и никто этого не сможет оспорить, кроме разве что наших “добрых”, а главное, “миролюбивых” соседей. Только армянам история нашего народа, да и не только нашего, может показаться сомнительной. Но вот за что их нельзя упрекнуть, так это за их же крылатую фразу, рожденную много лет назад: “mus’lmanin sonraki a]l; erm’nid’ olaydi”. Спустя годы эта мысль сократилась, и теперь мы ее употребляем просто:”mus’lmanin sonraki a]l;”.

Как-то мне пришлось написать небольшую статью под заголовком “Информационный повод”. Но из-за собственной нерасторопности не отправил ее вовремя в редакцию любимой газеты, хотя тема, в общем-то, для азербайджанцев актуальная. Кстати, ее можно прочесть на сайте Facebook на моей страничке.

* * *

Лето. Жара. Городская суета. Друг сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться – посетить в очередной раз Шеки, а заодно наведаться в Загаталу и Гах. В Гахе я, к моему стыду, еще ни разу не был, да и друг, кстати, известный и уважаемый в стране человек, преуспевающий бизнесмен, тоже впервые собирался посетить этот райский уголок. Сказать, что во время нашего путешествия мой приятель был ошарашен красотой природы и достопримечательностями Шеки и Загаталы, значит просто промолчать. И это еще мягко сказано. Выступая в роли гида, я сопровождал друга в “Шеки Хан сарайы”, “Карван сарай”, в Дом-музей великого просветителя Мирзы Фатали Ахундова, в албанскую церковь в Загатале, словом, по тем местам, где доселе не ступала его нога. Все это великолепие однозначно останется надолго в памяти моего друга. Но человек, который часто бывал в Шеки, оказывается, подготовил для нас (а нас было в тот день четверо) сюрприз, лишний раз доказав, что земля прежде всего славится населяющими ее людьми.

Вначале мы имели честь не только оказаться за одним столом, но и отведать ужин, на мой взгляд, с ПОЭТОМ МИРОВОГО МАСШТАБА, живой энциклопедией литературы, и не только азербайджанской. Многие европейские литераторы могут позавидовать феноменальным знаниям и особому таланту Вагифа Аслана. Стихи, познание мира, мировоззрение и философия учителя французского языка в средней школе (о французском следе шекинцев далее) в знаменитом селе Киш Вагиф муаллима в самом что ни на есть прямом смысле этого слова достойны всяких похвал! Его знают, им гордятся односельчане, земляки, да и руководство района. Он всегда в почете и пользуется большим уважением и авторитетом.

Может, его в стране знают не в той степени, как народного поэта, покойного Бахтияра Вагабзаде, Лютфели Абдуллаева, Сабита Рахмана и многих других замечательных сынов Шеки – по банальной причине, что он мало “раскручен” или же, что еще хуже – он живой (дай Бог ему долгих лет жизни). Ведь у нас как повелось – ценим людей после их кончины. Обидно, но факт остается фактом… Но вот, слушая его, заодно и перелистывая подаренную каждому из нас его книгу, я уже забыл о величии “Шеки Хан сарайы” и о других достопримечательностях. И виновником сих обстоятельств был сам ЧЕЛОВЕК. Бог сотворил человека, и человек является украшением всего остального божьего мироздания… Так и просидели допоздна, не замечая, что давно уже за полночь. Сюрпризы друга имели продолжение и на следующий день.

* * *

День второй.

По инициативе друга, назовем его условно Барат, нас ждет встреча с сыном легендарного АЗЕРБАЙДЖАНЦА (слово “азербайджанца” пишу заглавными буквами, потому что иначе в газетной статье передать величие этой ЛИЧНОСТИ технически сложно). Джаваншир Джабраилов, мужчина лет шестидесяти приглашает нас в свой дом… О героизме его отца – ЧЕЛОВЕКА у нас мало кто не знает. А вот Барат, с малых лет являвшийся ярким фанатом Ахмедии Джабраилова, оказывается, мечтал хоть раз в жизни увидеть легенду французского Сопротивления! И эта несбыточная мечта молодого азербайджанца, которому посчастливится спустя много лет оказаться у него дома в гостях, сбылась, и совершенно случайно… По коридору одного из государственных учреждений Герой проходил мимо. И он был на седьмом небе от счастья – увидеть самого Героя…живого!

Героя моего рассказа, Героя Франции. Героя, который ни при жизни, ни после кончины так и не удостоился ни одной награды своей Родины, независимого Азербайджана. Героя, китель которого украшал наряду с другими высшими наградами легендарный орден “Военный крест”. Между прочим, из всех советских военачальников его обладателем был только маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков. Герой, у которого пять боевых французских наград. После вручения ему “Военного креста” в сорок пятом году Морис Торез сказал своему другу: “Теперь ты важная птица, имеешь право на парадах во Франции идти впереди генералов”. Кстати, “Военный крест” ему выдавали только когда он выезжал за границу. Дело в том, что самый почетный боевой французский орден долгие годы находился в Москве, в Музее боевой славы, и впоследствии так и не был возвращен семье владельца.

Об Ахмедии Джабраилове написано несколько книг, а во Франции о нем снят двухсерийный художественный фильм, который, к слову, мало кто видел. Несколько документальных фильмов создали и наши кинематографисты, но их мы никогда не смотрели. Прекрасную ленту о нем снял Хамис Мурадов еще в 1975 году.

Да, это был настоящий Герой. Не случайно его назначили немецким комендантом гарнизона городка Альби, что неподалеку от Тулузы, на посту которого Ахмедия Джабраилов пробыл восемь месяцев. Он пользовался авторитетом среди немецкого начальства и подчиненных. За его деятельностью на посту немецкого коменданта пристально следило руководство французского Сопротивления во главе с генералом де Голлем. В руках нашего Героя были десятки нитей, ведущие как в концлагеря, так и в партизанское подполье. Большими партиями по требованию коменданта Альби из концлагерей вывозились военнопленные для ремонта городских дорог, многие из них “бежали” в леса. Тогда коменданту приходилось наказывать нерадивых охранников и ехать в концлагерь за новой партией военнопленных.

Заслуги Героя перед французским Сопротивлением на посту коменданта немецкого гарнизона Альби были так высоки, что вызывали восхищение генерала де Голля. Но нельзя было так долго испытывать терпение немцев, и, выпустив на свободу очередную партию пленных советских солдат, Ахмедия бежал к партизанам. * * *

Война закончилась, и герой моего рассказа работал в канцелярии президента Французской Республики де Голля. Он был к тому времени женат на француженке, у них было два сына и прекрасная квартира в Париже. Герой – один из самых уважаемых членов Союза ветеранов Сопротивления. Он – опора президента, его гвардия – избранные, как и он сам! Герой и все его боевые друзья на солидных должностях, они – правящая партия Франции. Герою всего двадцать семь, но у него безграничное доверие генерала де Голля. Его именем в Дижоне названо государственное автопредприятие.

Но Герой в 1951 году решает вновь стать Ахмедией Джабраиловым и вернуться в родное село Охуд, в Шеки. Героя не могут остановить уговоры друзей и официальных лиц. Американцы предлагают работу и гражданство Соединенных Штатов, этот “сопротивленец” – прирожденный разведчик. Французское правительство предлагает Герою тот самый Дижонский завод во владение – все бесполезно!

Герою – боевому соратнику – на прощание генерал де Голль вручает почетный билет – разрешение на бесплатный проезд на все виды транспорта по территории Франции. Это была привилегия, которой во Франции пользовался только один человек – президент республики. “Мы живем в свободной стране”, но необычный подарок означал: “Ты можешь вернуться в любой момент”.

Герой приехал в родное село Охуд, начал работать агрономом, женился, его стали звать как прежде – Ахмедия. В его жизни наступил период, о котором никто никогда не писал, и сам Ахмедия очень не любил об этом рассказывать. Нет, Героя не посадили в лагерь для советских солдат, попавших в немецкий плен и ставших участниками Сопротивления. Майор Заидов (Захидов), начальник бериевской службы в Шеки, орал на Ахмедию:”Кто такие для меня Морис Торез, Жак Дюкло? Почему ты на фото разгуливаешь в немецкой форме? Ах, ты к тому же еще был комендантом гитлеровского гарнизона?”.

У Героя отняли все документы, медали. Дело шло к аресту. Вышел приказ райкома партии – бывшего агронома А.Джабраилова использовать только на подсобных работах. Хотя специалистов агрономов было не более десятка на весь район. И стал Национальный герой Франции чабаном в селе Охуд.

И вот, Героя вдруг вызывают в Москву. Совет ветеранов Франции передает в дар Ахмедие большую сумму денег. Случай необычный, исключительный. Его приглашают на прием к Никите Хрущеву. На приеме Ахмедия скажет первому секретарю ЦК КПСС: “Денег не возьму, у меня все есть. Отошлите обратно”. Не хотел пересудов: мол, нашему Ахмедие французские миллионеры, его друзья-приятели прислали большие деньги. А может, обида жгла? Равному среди “сопротивленцев”, и вдруг – подачка. Родина не ценит, а чужие помнят. Но чужие ли? Сумма была значительной, и прижимистый Никита Сергеевич предложил такой вариант: Ахмедия перечисляет всю сумму в пользу Советского фонда мира. Разумеется, об этом будет сообщено Совету ветеранов Франции.

Герою предлагают квартиру в центре Баку и другие привилегии. А он потребовал другое – вернуть память. Ему вернули все медали, ордена, документы и фотографии. Ахмедия отстоял право не скрывать, что Армед Мишель, сотрудник канцелярии президента Франции и агроном Ахмедия – один и тот же человек. Шекинцы отреагировали в своем амплуа – после той истории с Хрущевым его прозвали Деголь-Ахмедия, а младшие по возрасту Деголь муаллим. В колхозе его даже повысили, сделали бригадиром, но жилось по-прежнему трудно, голодно.

Героя в 1966 году вновь вызывают в Москву. Перед началом визита в СССР генерал де Голль изъявляет желание, чтобы среди встречавших в аэропорту был его боевой друг – Армед Мишель. У Героя снова аудиенция с Н.С.Хрущевым. С соратником высокого гостя провели беседу, полную доброжелательства и предложили такое, что у Ахмедии дыбом встали его рано поседевшие волосы. Генерал захотел посетить дом своего боевого друга в селе Охуд, в связи с этим предлагалось снести дома соседей, а их участки присоединить к его участку. Ему надо только дать согласие и за двадцать четыре часа половина села будет переселена высоко в горы. Получалось вполне благопристойно: Герой Сопротивления – ныне преуспевающий советский фермер. Сад, собственный трактор, небольшое молочное стадо, своя маслобойня… И все за 24 часа. Герой категорически отказался от унизительного предложения.

У Героя генерал де Голль ничего не спросил про молочных коровок – он был тактичным человеком. Он сошел с трапа, церемонно поздоровался с Хрущевым, другими официальными лицами, увидел Армеда Мишеля, и друзья обнялись. Только после визита генерала де Голля Ахмедия позволил себе то, о чем мечтал все эти годы – возобновил связь со своей первой семьей в Париже, с боевыми друзьями. К нему часто приезжали друзья из Франции, дети и друзья друзей.

Герою многие задавали вопрос: почему он вернулся? Из Парижа ведь не уезжают. Он отвечал:”La fortune est une franche courtisane” (фортуна – настоящая куртизанка). Но шекинский француз все-таки сделал выбор в пользу Ахмедии Джабраилова!

Замечательная встреча, неожиданное знакомство с сыном великого Ахмедии Джабраилова подходила к концу, но убедила меня еще раз в правильности того, что нет выше на земле того человека, имя которого является украшением народа.

* * *

Сюрпризы едва закончились, как я получил последний, “сокрушительный удар” и чуть не упал в обморок от приятнейшего сообщения того же друга, который именно эту новость и хотел довести до сведения семьи Героя!

Оказывается, наши бюрократы, вкупе со своими пиарщиками из ответственного министерства, не зря получают за свою работу жалование из госбюджета и готовят широкомасштабные мероприятия к 90-летнему юбилею Героя, которые состоятся 22 сентября сего года!

Наконец-то. Слава Богу! Только хотел пройтись по ним, как вдруг такая новость на голову! Наши функционеры начинают улавливать момент, что не может не радовать! Они пользуются ИНФОРМАЦИОННЫМ ПОВОДОМ! К этой дате к нам в страну приглашены французские телевизионщики, да что там работники французских телеканалов, все масс-медиа Франции прибудут в Азербайджан, в Шеки на период праздования юбилейных торжеств! В роли спонсоров мероприятий выступают не только отдельные министерства и ответственные госструктуры, но и все французские компании, работающие в Азербайджане, причем добровольно, так как они считают свое участие в таких масштабных проектах честью для своей компании, которые вот уже не один год работают и продолжают зарабатывать здесь немало денег! Масштабы просто поражают! Будет организован под открытым небом в “Карван сарае” показ того самого двухсерийного художественного фильма, снятого французскими кинематографистами. Придумано замечательно, так как именно в “Карван сарае” последние годы жизни работал директором наш Герой. Как вам, уважаемый читатель?! Доказано – можем, когда хотим!

Чего греха таить, хотя и держали, вернее, пытались держать организаторы в строжайшей тайне одну из самых трогательных частей мероприятия – встречу французской и азербайджанской семей Героя – сыновей, внуков, правнуков, но нам это стало известно, как говорится в таких случаях, “из достоверных источников”, просивших сохранить инкогнито. И все это зрелище увидит многомиллионная теле- и аудитория во всей Франции, и не только! Апофеозом всего задуманного станет открытие в центре Шеки величественного памятника Герою – совместная работа французских и азербайджанских скульпторов! Кстати, параллельно торжественные мероприятия будут проходить и в Баку. У “Гыз галасы”, в архитектурном доме, который находится на проспекте Нефтчиляр, рядом с барельефом де Голля будет открыт таких же размеров барельеф Ахмедие Джабраилову, боевому соратнику генерала.

И наконец, финал всех мероприятий заслуживает отдельного представления. Полагаю, это будет сильный удар по армянскому лобби во Франции, когда они узнают, что всемирно известный исполнитель мугамов Алим Гасымов и легендарная певица Мирей Матье дадут совместный концерт. Причем запланировано также выступление Мирей Матье на азербайджанском языке, а Алима Гасымова – на французском!!! Кстати, дуэт уже репетирует предстоящее действо. Осталось добавить, что в противовес тому самому изречению – “mus’lman;n sonrak; a]l;” – существует и другая народая мудрость: “Лучше поздно, чем никогда”, что и требовалось доказать.

(В материале использована информация информационно-аналитического агентства “Тренд”)

Haqqında Əkinçi